Мы в социальных сетях:

О нас | Помощь | Реклама

© 2008-2021 Фотострана

Реклама
Получить
Поделитесь записью с друзьями
Dark
Dark
Иванов Данил (Darkland)

Маргастер и Мастерита
или
Иосиф Виссарионович меняет профессию

(сценарий для аудиоспектакля)




С талантом человеку не пропасть.
Соедините только в каждой роли
Воображенье, чувство, ум и страсть
И юмора достаточную долю.
Гете. «Фауст»

Белиус: (степенно расшаркивается) Коллега, Бездымный...
Бездымный: (так же) Коллега, Белиус, весьма рад нашей
случайной встречи-с.
Белиус: Отнюдь, Николя, встреча вовсе не случайна. Я, знаете, в некоторой степени был в ней заинтересован-с.
Бездымный: Да-а?
Белиус: Да-а!
Бездумный: Внимательно вас слушаю, Ляксандр Михалыч...
Белиус: Вы знаете, всегда интересовался происхождением вашего необычного псевдонима? Поэт Бездымный. Откуда он взялся, не просветите?
Бездымный: О, коллега, поверьте это очень длинная и поучительная история, давайте как-нибудь в другой раз..
Белиус: Жальс-с, история наверняка занятная...
Бездымный: Вы правы, анекдот-с... Я право, тоже всё время стеснялся вас спросить, а что вы сейчас пишите?
Белиус: Вы знаете с недавних пор у меня очень много свободного времени, поэтому творчество так и (икает) просится из меня. Как коллега вы должны меня понять...
Бездымный: О, да мне знакомы эти муки (икает) творчества...
Белиус: Да-а?
Бездымный: Да-а!
Продавщица: Эй, алкота, чего очередь задерживаете?
Белиус: Ах, коллега мы и вправду слегка отвлеклись от главного. Мадмуазель, бургундского! Извините, Николя, что не могу вас угостить беленьким, на мели-с...
Бездымный: Я вас понимаю Ляксандр Михалыч, сам весьма поиздержался со вчерашнего. Один бокал игристого, мадам и вот этого, если можно расстегая!
Продавщица. Две кружки пива и селёдка, всё проваливайте, не задерживаете очередь!
* * *
Белиус: Николя, здесь в тенёчке нам будет вполне комфортно вкушать живительное и закусывать осетриной, судя по запаху всё-таки второй свежести...
Бездымный: Вы правы Ляксандр Михалыч, лавочка вполне подходит для нашей дискуссии. Вздрогнули!
Белиус: А вот с пивом сегодня повезло. Свежайший-с! Ну-с, коллега, на чём мы вчера остановились? Я, признаться после пятой уже плохо улавливал нить разговора, мы кажется обсуждали влияние товарища Христа на производства корнеплодов?
Бездымный: Ох, коллега не напоминайте, одеколон, наверняка был палёный-с, с чего бы нас тогда потянула в эти мистические бредни...
Белиус: Я сам был удивлён, но это всё объясняет. (прохожему) Вам что-то надо товарищ? У нас тут с коллегой вроде как теологическая дискуссия, а вы в некотором роде заслоняете свет и зачем-то греете уши-с...
Прохожий: Ох, извините, я прямо заслушался вашей беседой и если вы не против, хотел бы принять в ней живейшее участие.
Бездымный+Белиус: Чё?
Прохожий: Третьим буду! Так понятнее? (достаёт бутылку)
Белиус: (вскакивая, жмёт ему руку) Коллега! А мы вас и не признали! Разрешите представится Александр Михалыч Белиус, писатель. Этот молодой человек, тоже подающий надежды поэт Николай Иваныч Бездымный, прошу любить и жаловать!
Бездымный: Весьма рад! Посуда надеюсь у вас собой?
Прохожий: Ну разумеется! Всё своё ношу с собой!
Белиус: Очень разумно! Бокалы?! Три штуки?! Мы в вас не ошиблись коллега! Вздрогнули... (пьют) Вы так и не представились...
Прохожий: (небрежно) Володя...
Белиус: Володя и... (ждёт продолжения)
Володя: Просто Володя, без чинов.
Белиус: Эх, мы стали забывать то время когда мы вот так же запросто могли назвать друг друга Михалычем и Колькой, но и времена тогда были другими.
Бездымный: (вздыхая) Грубый век, грубые нравы... По второй?
* * *
Володя: Вы кажется что-то говорили за Христа?
Белиус: Ах это... Бред-с! Религиозный бред и мракобесие!
Бездымный: Позвольте с вами не согласится, коллега. С богом то оно как то легче переживать творческий кризис.
Белиус: Ну если только с этой стороны посмотреть, хотя лично у меня никакого кризиса не наблюдается, буквально вот вчера пришла в голову забавное одностишие (орёт):

ЧК, иди нахер, сука!

Бездымный: Да вы бунтарь Ляксандр Михалыч! Смутьян! Что ж, алаверды:

Вертел тебя на кончике крючка – ВЧК!

Белиус: Батл? Извольте!

И срать хотел тебе в губу – ОГПУ!

Володя: (в сторону) Ну вы, блин, даёте... Раз уж пошла такая пьянка позвольте и мне вставить свои стихотворные две копейки:
Ляксандр Михалыч Белиус
Остался без яиц надысь...

Белиус: Попрошу объяснится, коллега, что значит сия аллегория...
Володя: Да какая аллегория, тебя через 10 минут трамвай переедет! Одна нога здесь другая там, а яйца во-он под ту плевательницу закатятся...
Белиус: Ты мужик охренел чоли? Коль, не, ты слышал?!
Бездымный: Я тебе всегда говорил Михалыч пить с незнакомцами ещё та лотерея, либо хам, либо извращенец, этот по ходу и то и то...
Белиус: Канай отсюда, пока сам без яиц не остался!
Володя: (усмехаясь) Я-то пойду, тем более Марфушка уже купила бракованную игрушку. И не только купила, но и уже опробовала...
Бездымный: Да он психический! Слышь, Михалыч, можем сдадим психа, глядишь и премию ещё дадут!
Белиус: Замётано, ты пригляди за ним, чтоб не сбежал, заговори, ты это умеешь, а я к постовому. Товарищ, вы же меня подождете? Я за пивом, одна нога здесь другая там...
Володя: (ухмыляясь) Ага, а яйца под плевательницей! Да без проблем, жду! (Бездымному) Ну и обо что будем гутарить, мил человек? Как космические корабли бороздят большой театр? Это было бы даже забавно...
Бездымный: Ну, это... А вы вообще кто, товарищ? Мы вот представились, а вы только имя назвали...
Володя: Тебе пачпорт и прописку что ли показать, лишенец? Так без проблем, любуйся...
Бездымный: (листая паспорт) Так ты... вы что, немец?
Володя: (небрежно) Ну пускай будет немец, яволь, Гитлер капут, дас ист фантастиш, ду хаст ду хаст мищ.
Бездымный: (в сторону) Да он совсем чокнутый... (Володе) А в Москве чего делаете?
Володя: Да консультирую одну контору, бордель хотят у вас открыть напротив Кремля, чтобы товарищам из комиссариата недалеко было ездить после собраний...
Бездымный: Это в ЦУМе что ли?
Володя: Ага, бывали? Хоромы! Одна только проблема где столько блядей взять, чтобы ими дом до крыши забить.
Бездымный: Вы что... шутите так?
Бездымный: (возмущенно) Какие шутки?! Ваша молодая республика остро нуждается в женщинах лёгкого поведения! У нас во Франции...
Бездымный: В Германии?
Володя: Да-да, в Германии с этим попроще, но ваш размах просто поражает своей новизной и смелостью! 10 тысяч проститутокойко-мест! Это колоссаль! Простите мой французский...
Бездымный: Немецкий...
Володя: Ну да...
Бездымный: А живете вы где?
Володя: В палатах, блин! Тебе-то ни один хрен где?! Хватит трепаться, щас самое интересное будет! Да не туда смотришь, вон, на рельсы! Фотика нет? А, кого я спрашиваю, всё сам... (достаёт смартфон)
Бездымный: Аппарат у вас интересный, тоже немецкий?
Володя: Угу, китайский... А жить я буду в комнатке твоего дружка безяйцевого....
Бездымный: В смысле?!
Володя: Цыц! (кричит) Михалыч, мож я смску твоему дяде скину, чтоб на похороны не опоздал? Так мне не трудно? Что говорите? Куда? На хер? И вас туда же, коллега! (с уважением) Упёртый... Ну хозяин-барин... А вот и трамвайчик... (крики, визги) Ну что я говорил одна нога налево вторая направо а вон и яйца катятся... И-и, аккурат под плевательницу! Страйк!
Бездымный: (заикаясь) Он... он... он...
Тётка первая: (орёт) Видали, видали! Это всё Марфушка сучка крашена виновата! Я так и следователю скажу! Выбросила свой, прости господи, самотык деревянный, в форточку тот этому гражданину по голове и шмякнулся, его под трамвай и качнуло!
Тётка вторая: Ты придурошная? Да пьяный он был, это ж Сашка дурачок, вчера под лошадь попал, позавчера под коня...
Тётка первая: Марфушка это, проститутка, со второго этажа я так и на следствие скажу!
Тётка вторая: А то мы не знаем, что от тебя муж к ней бегает вот ты её и подводишь каждый раз под статью. Никто тебе больше не поверит...
Тётка первая: Тьфу на тебя!
Тётка вторая: На тебя тьфу!
Бездымный: Но, чёрт возьми, как....
Володя: (довольный) Надо в инсту выложить, пусть народ заценит (убирает смартфон) А чего это вы сбледнули, батенька?
Бездымный: Вы знали?!
Володя: О-о, я много чего знаю...
Бездымный: Ты шпион! Враг народа! Террорист!
Володя: Сколько пафоса!
Бездымный: Товарищ, помогите задержать убийцу!
Флейт: Убийцу?! (хватает Володю за шкирку) Зачем ты убил кассира, убийца?! Товарищ вы точно видели момент убийства? Я знаете отвлёкся в этот момент на вон ту хорошенькую тётеньку, без нижнего белья. Нет, вы только поглядите, знойная женщина, мечта поэта! Давайте её оставим! Вы что-то говорили за убийство?
Бездымный: Да-да, этот иностранец убил моего близкого друга!
Флейт: Не может быть?! Настолько близкого?! Вы были любовниками? Как у вас далеко зашло? А кто был сверху? Он подарил вам кольцо? А медовый месяц где будут справлять?
Ах, я так обожаю эти истории про пидарасов!
Бездымный: Вы что плетёте? А-а, так вы все тут одна шайка...
Володя: А вы не безнадёжны, Бездымный. Флейт, к ноге!
Флейт: Слушаюсь, мусье...
Володя: А теперь слушай внимательно, когда тебя упекут в психушку там к тебе однажды подвалит один такой же как ты писатель липовый, постарайся с ним подружится. У меня есть планы на этого чокнутого мастера слова. Окейна? Кожаный, за мной...
Милиционер: Товарищ, это вы кричали, что видели убийцу?
Бездымный: Да товарищ милиционер, вот он... Но, чёрт возьми, как?! Он же вот только сидел здесь!.. Мистика...
* * *
Володя: (ласково на ушко) Ку-ку, Гриня!
Холодеев: А вы собственно кто... Как вы сюда попали? И я не Гриня!
Володя: Да пофиг, собственно. Значит с утра мы зенки залимши и меня не узнамши? А-я-яй, товарищ Холодеев. А что вы так на меня смотрите, отец родной? На мне узоров нету и цветы не растут, Гриня...
Холодеев: Я Богдан!
Володя: Да хучь и Стёпа, на, читай, лишенец...
Холодеев: (читает) И сия пучина поглотила ея в один момент?
Володя: Пардоньте, не тот документ, вот...
Холодеев: (читает) Консультант по блядям - Володя... В смысле?
Володя: А что вас не устраивает? Документ не тот или печатей маловато?
Холодеев: Нет, что вы, документ то как раз в порядке, но какое я имею отношение к, хм, проституции?
Володя: Ну то что ты уже давно проститутка, и далеко не политическая, Гриня, мы опустим. Ты ж вроде директор единственной в Москве варьете, так что про хроническое блядство в своем заведение должен знать не понаслышке. А мне как раз нужна парочка тысяч девушек не самого тяжелого поведения...
Холодеев: Товарищ, вы, что-то путает, какие пара тысяч?! У нас небольшой коллектив... мужской, по большей части...
Володя: Хм, это плохо... Я, знаете, очень рассчитывал на вашу помощь в этом деле. Ладно, сам гляну, что у вас и как. А чего ты разлёгся?
Холодеев: В смысле?
Володя: Тебя в Сочи заждались, так что собирайся, Кожаный, помоги товарищу собраться и с вещами на выход.
Флейт: (за шкирку тащит к выходу) Ах как вам свезло, Богдан Степанович! Отдохнете в Сочи, сейчас самый разгар сезона, водичка тёпленькая, солнышка припекает! А какие там женщины, мммм, как вы и любите, жопа – во, титьки – во! Дают бесплатно, и ещё доплачивают! Сколько украденных государственных денег сэкономите! Везунчик вы, право слово!
Холодеев: (упираясь) Вы с ума сошли, какое Сочи, какие титьки, никуда я не поеду! Милиция!
Флейт: Мусье, клиент бузит!
* * *
Володя: Пахабная квартирка, прав ты, Кожаный...
Флейт: Мусье, а что это вы меня всё кожаный да кожаный...
Володя: Ну тебе же не нравится когда я тебя называю Кожаная флейта...
Флейт: Не нравится! И играть на ней тоже! Но почему не Фагот, например?
Володя: Контрабас, блин! Будешь умничать, станешь Коровьевым или еще лучше - Петуховым!
Флейт: Не надо петухом, мусье! Я пробовал, мне не понравилось!

* * *
Бездымный: А где это я?! Алё, а почему я связан?! Сатрапы, душители свободы!
Доктор: Ну-у, батенька зачем же шуметь, вы уже и так нашумели... мда... Водички не хотите?
Бездымный: Мне бы... пива...
Доктор: А вот про спиртное, голубчик придётся забыть...
Бездымный: Почему? И где я?
Доктор: Белая горячка у вас была, Николай Иваныч. Еле-еле вывели вас из этого состояния. Вы что-нибудь помните?
Бездымный: Помню пили с Михалычем... Господи, Белиуса же переехал трамвай, а ещё этот консультант, фашист недобитый! Он знал, доктор! Он всё знал наперёд! Я же сейчас в психушке?
Доктор: Ну если грубо, да...
Бездымный: И про это он знал! Доктор, его надо поймать пока он делов не натворил! Развяжите меня, я знаю где он живёт!
Доктор: Не волнуйтесь, так, голубчик, вашего убийцу уже ищут компетентные органы. Если хотите, можете поговорить со следователем, он давно ждет, когда вы придёте в себя...
* * *
Следователь: Гражданин Бездымный...
Бездымный: (перебив) Товарищ следователь, нужно незамедлительно задержать фашистского шпиона Володю! В этом замешено германское правительство и лично Гитлер! Я уверен в этом! Шпион говорил, что хочет открыть троцкистский бордель в ЦУМе и дистанционно соблазнять товарищей из ЦК ВКБ! Он и меня блядями соблазнял, нo не поддался я, клянусь!
Следователь: (смущенно) Хм... Всё это конечно очень интересно гражданин, но я тут совершенно по другому поводу (доктору, шёпотом) Он вообще сейчас в адеквате? Может я попозже зайду?
Доктор: (вздохнув) Это он еще под лекарствами, вы не поверите, что он нес, когда его только привезли...
Бездымный: Чего вы шепчетесь, я же всё слышу!
Следователь: Гражданин Бездымный, попрошу вас объяснится, зачем вы вчера на поминках товарища Белиуса хулили товарища Сталина и принижали линию партии?
Бездымный: Что за бред?! И зачем мне это было делать?!
Следователь: Поверьте, ни один вы вчера задавались этим вопросом. Вас видели и слышали по меньшей мере 100 человек обслуживающего персонала ресторана и столько же посетителей, а также ещё неучтенное количество граждан по дороге в Мавзолей.
Бездымный: В Мавзолей?! Что я делал в Мавзолее?!
Следователь: Это ещё выясняется, но охранявшие Мавзолей бойцы уверены, что вы хотели надругаться над телом товарища Ленина.
Бездымный: Я?! Но как?
Следователь: Вас собственно и сняли с тела Владимира Ильича, когда вы пытались его (с ваших слов) оживить, засунув ему в задний проход свечу от трактора «Сталинец»...
Бездымный: (дрожащим голосом) И...?
Следователь: Что, «и»?
Бездымный: Оживил?
Санитар: Какого чёрта?! Немирович, Данченко? Что вы тут делаете, вас по всему корпусу ищут! А ну на уколы марш и это Немерович, снимай халат, сколько раз было говорено, что он не делает тебя автоматически доктором!
Бездымный: (во след) Товарищ... а кто это был?
Санитар: Психические, а ты что подумал? Развязать? Буянить не будешь больше?
Бездымный: Нет, не буду, доктор, а почему я здесь?
Санитар: Санитар я, а доктор говорил, что ты на поминках лишнего хряпнул вот и белочку словил. Кому то морду набил, кому то нахамил, вот тебя сюда и сплавили, обычная история...
* * *
Обутый: А вы, собственно...
Флейт: (радостно) Иван Никанорыч, дорогой вы мой человек, сколько зим, сколько лет (целует троекратно)
Обутый: Но, собственно...
Флейт: А я вас сразу узнал! Богдан Степаныч очень точно вас описал! Вы наверно насчёт квартирки? Дескать осталось без присмотра, чего зря пустой стоять?
Обутый: Собственно...
Флейт: Так всё великолепно устроилось, к вашей и нашей вящей радости! Сейчас здесь проживает иностранный гей, я как бы при нём переводчиком с пидорского на русский. Не подумайте чего плохого, хе-хе...
Обутый: А-а, собственно...
Флейт: А вот видеть вам его совсем ненужно. Вы же знаете этих пидарасов, к ним лучше спиной не поворачиваться, вы уж так оформите, хе-хе, задним числом за ним квартирку, а он вас, хе-хе, подмажет, не подумаете чего плохого.
Обутый: (теряя терпения) Да, собственно...
Флейт: Пять тыщ даёт! Пять тыщ, не торгуясь! Вот держите, а уж оформите сами, он вам полностью доверяет в этом деле. Эти пидоры такие доверчивые! Всего хорошего, осторожно на ступеньках! (выталкивает того за дверь тот с криком « А собствен-н-н-но» пересчитывает ступеньки задницей)
Володя: Кто там был?
Флейт: Да гомосек какой-то, мусье, ошибся дверью!
Володя: Ты дошутишься, Кожаный...
* * *

Флейт: В варьете поедем, мусье?
Володя: Нахрена? Фокусы карточные показывать? Забыл, зачем мы тут?
Флейт: Я и не знал, мусье! Думал как всегда, чисто дурака повалять... Ну как тогда с Пилатом, чувак до сих пор на Луне от геморроя мается.
Володя: Дурак...
Флейт: (пожав плечами) Есть немного. А может бал организуем?
Володя: Дискотеку 90-х, блин! Завязывай пургу гнать, Флейт!
* * *
Бездымный: Раз мои письма на имя главврача игнорируются. Надо письмо написать лично товарищу Сталину, он меня поймёт и простит. А чтобы проняло напишу, как я умею в стихах.

Товарищ Сталин батя наш родимый,
Поэт Бездымной шлёт вам свой привет.
Сижу в психушке всеми позабытый,
А мог сидеть, ну например в Кремле...

Не, не пойдёт чего мне в Кремле делать...

Товарищ Сталин батя наш родимый,
Поэт Бездымной шлёт вам свой привет.
Сижу в психушке всеми позабытый,
А мог и пригодится на войне...

Какая война?! Я пацифист!

Товарищ Сталин батя наш родимый
Поэт Бездымной шлёт вам свой привет
Сижу в психушке всеми позабытый
А мог...

(вдруг из форточки с матом вываливается... белочка)

Белочка: Блядь, хвост прищемил! Тссс! (шепотом) У вас продаётся славянский шкаф?
Бездымный: В смысле?
Белочка: (строго) А вы должны были ответить: «Шкаф продан, могу предложить никелированную кровать с тумбочкой»
Бездымный: Какая тумбочка, вы что психический?
Белочка: А по мне разве не видно? Я по ночам бегаю в костюме белочки по дурдому! И кто я после этого?! Собственно я не представился Лубгаков Афанасий Михалыч.
Бездымный: Подожди, мне о вас говорил консультант!
Лубгаков: Что и вас он достал? Сочувствую, коллега. Но можете быть покойны, тут он вас не достанет. Боится он подобных мест почему то. На чём он вас подловил?
* * *
Лубгаков: Ну это вы ещё легко отделались, я год от этих двоих бегал пока не догадался в психушке спрятаться, так они меня женщиной стали соблазнять. Может знаете? Марфушка.
Бездымный: Так это она же убила Белиуса... ну невольно как я понял.
Лубгаков: Наверняка Кожаный подстроил, в его духе шуточка.
Бездымный: А от вас им что надо?
Лубгаков: Вы не поверите мою рукопись про Христа! Вот далась им она! Я всё равно назло всем им ей жопу подтер, а потом ещё и сжёг нафиг, пусть теперь попробуют восстановить. О, слышите?
Флейт: Лубгаков! Лубгаков!! Лубгаков, тить твою!
Лубгаков: И так каждую ночь! (кричит в форточку) Чё надо?
Флейт: Отдай, рукопись, дурак, я всё прощу!
Лубгаков: Фиг те!
Володя: Афанасий Михалыч, ну в самом деле, пошутили и будет, ну на что вам эта графоманщина, всё равно только после смерти и опубликуют, да ещё и цензура катком пройдет. Что так и будете в костюме белки вечно от нас бегать? Это же глупо!
Флейт: Жену пожалей, дурак! Сам подохнешь, а ей с твоей писаниной ещё годы мучиться!
Лубгаков: Сам дурак! Нет у меня жены!
Флейт: А хочешь найдём?! У меня есть на примете знойная женщина, мечта поэта! Жопа-во, титьки-во! От сердца отрываю!
Лубгаков: Больше на этот прикол не куплюсь, мне хватило Марфушки извращенки!
Марфушка: Ну зачем ты так, Афанасюшка, мастер ты мой ненаглядный! Нам же так было хорошо вместе! Мне так не хватает наших с тобой игр!
Лубгаков: И эта тут... Прекрати называть меня мастером, дура! Я в эти садо-мазо игры больше не играю! До сих пор на жопе синяки!
Марфушка: Так я ж любя, мастер!
Лубгаков: Вот ты где у меня со своей любовью, ведьма!
* * *
Лубгаков: Вроде ушли, уф... И так почти каждую ночь...
Бездымный: Стесняюсь спросить, а чего вы в костюме то белочки ходите?
Лубгаков: Да это у меня договор с главврачом. Я живу и столуюсь в психушке, а взамен помогаю лечить больных с алкогольной зависимостью... По наводке главврача по ночам в особо запущенных случаях и являюсь. Сначала был костюм чёрта, но после того как несколько больных окончательно спятили, решили всё таки на белочке остановится... Кстати чем вы так насолили главврачу? Уж очень он вас невзлюбил... Просил, чтобы я с вами пожестче был, даже обратно костюм чёрта выдал.
Бездымный: Видимо мои анонимки про карательную психиатрическую медицину его так взбесили. Послушайте, а вы бы не могли передать письмо в Кремль, лично товарищу Сталину?
Лубгаков: Сталину?! Да запросто! Я уж сам хотел да всё сомневался, поверят ли мне в костюме белки, а если ещё и вас приодеть в костюм чёрта! Схватываете?!
Бездымный: Одна закавыка только, письмо должно быть в стихах!
Лубгаков: Это вы здорово придумали! Черновик имеется?
Бездымный: Как раз писал перед вашим приходом.
Лубгаков: (читает) Товарищ Сталин батя наш родимый....бла-бла-бла.... позабытый... бла-бла... а мог и прозябать в дерьме...
Нет, это никуда не годится! А если так...
* * *
Сталин: (смотрит в окно) Товарищ Берия и как всё это понимать?
Берия: Товарищ Сталин проведено самое тщательное расследование, виновные выявлены и подверглись самому суровому наказанию...
Сталин: Лаврентий, не юродствуй...
Берия: Коба, чертовщина какая-та, честное слово, мой отдел с ног сбился а так толком ничего и не выяснили... Точно только известно, что вчера в ЦУМе открылся первый в СССР Народный публичный дом... ну сам видишь...
Сталин: Я вижу, вижу... Почему кстати до сих пор не сняли транспарант и не разогнали толпу! Очередь до Мавзолея уже!
Берия: Коба, кронштадтский мятеж помнишь? Есть мнение, что если мы сейчас закроем этот рассадник блядства, народ просто возьмёт штурмом Кремль...
Сталин: Хм, ты думаешь... А как, кхм, ну ты понимаешь, там вообще... в плане обслуживания клиентов?
Берия: Не поверишь Коба, всё по высшему тарифу. Все проститутки сертифицированы, с каждой заключен трудовой договор, даже свой блядский профсоюз имеется...
Сталин: Да подожди ты про профсоюз! Как такое вообще возможно было провернуть, Лаврентий?! Публичный дом напротив Кремля!
Берия: Мистика, Коба, другого слова и не подобрать... Совершенно непонятно как они смогли пройти все инстанции, собрать все документы да просто за ночь переоборудовать ЦУМ в бордель с рекламой по всей Москве! По первой вообще не к чему было придраться, на любой вопрос у них была своя бумажка с подписью ответственного человека разрешающего работу ЗАО Публичный Дом... Даже моя там подпись есть и... ваша товарищ Сталин... Мои эксперты проверяли под микроскопами, все подписи настоящие, точнее фальшивка высочайшего уровня... Более того все газеты в СССР вышли с рекламой борделя а также на открытие были приглашены все иностранные послы...
Сталин: Скандал... А кстати, почему меня не пригласили? Не уважают?
Берия: Товарищ Сталин, тут такое дело, приглашение было, точнее это я сейчас понял что это приглашение... Оно пришло неделю назад, Поскрёбышев сначала мне его показал... Ну и решили что это происки немецкой разведки или провокация английской...
Сталин: Ну и где оно?
Берия: Вот...
Флейт: Привет, урод конопатый, как насчёт по блядям прошвырнуться как в молодости? Я тут свой бордель замутил с блэкджэком и шлюхами, думаю, тебе понравится, контрамарки прилагаю. Володя...
Сталин: Володя... Володя... Знавал я одного Володю... Только он так ко мне обращался... Да и ты Лаврентий должен его помнить...
Берия: Володя Питерский?! Не может быть?! У него еще помощник был, э-э-э толи Фагот толи Флейта... Вроде оба они проходили по ленинградскому делу педерастов-троцкистов... Расстреляли их в 1933-ем! Не думаешь же ты Коба...
Сталин: Это точно они, Лаврентий, а это значит...
* * *
Володя: Кожаный, а вообще, чья это была идея открыть бордель в ЦУМе?
Флейт: Так ваша, мусье!
Володя: Точно моя? А часовню в четырнадцатом веке тоже я развалил?
Флейт: Агась, тоже вы! Громкое дело было, скажу я вам....
Володя: А-а, ну да, ну да... Короче, Склифосовский, ты, когда мне эту белку полоумную поймаешь с рукописью!
Флейт: Так он всё равно рукопись сжёг!
Володя: Дурак, рукописи не горят! А ну давай Марфушку сюда! И дровишек подбрось в камин, что-то знобит меня...
* * *
Хохляцкий: (строго) Мы к Вам, профессор, и вот по какому делу!
Володя: (подпрыгнув) Швондер?! А ты что тут делаешь?! Это вообще другой роман! Чёртовы киношники!
Хохляцкий: Не понимаю о чём вы, товарищ, я собственно з Кыеву...
Володя: (успокоившись) А-а, в огороде бузина в Киеве дядька... Как я понимаю Хохляцкий Андрей Максимильяныч, он же хитрожид, он же жидохохол, он же андрюша хитрожопович. Ничего не забыл?
Хохляцкий: Но позвольте... Меня вызвали телеграммой!
Володя: Какой ещё телеграммой? (читает) «Тiкай з городу, зпт, тобi пизда, тчк» ... А чего это ты, мил человек, в Москву попёрся? Тут про неё ни слова! Флейт! Твоя работа?
Флейт: (со слезами бросается в объятья) Андрей Максимильяныч, дорогой вы мой человек, всё пропало! Всё пропало!! Гипс снимают, клиент уезжает!
Хохляцкий: Я не понимаю...
Флейт: (рыдая у того на груди) Горе то какое, племянник то ваш того...
Хохляцкий: (осторожно) Умер?
Флейт: Убили! Убили!! Погиб поэт! — невольник чести — Пал, оклеветанный молвой! Ему бы жить да жить, (шепотом, кося глазом) а всё этот пидор...
Володя: А ты не охренел, Кожаный?
Хохляцкий: (строго) Товарищи я не понимаю, что тут происходит, но раз племянник умер, а родственников у него кроме меня нет, то попрошу освободить помещение!
Володя: (уважительно) Деловой...
Флейт: (усмехаясь) Ну дак, гены... Прикопать пархатого, мусье?
Володя: Обожди, ты еще за пидора не ответил...
Флейт: Извиняюсь, мусье, невольно вырвалось, был не прав... (в сторону) Вот слово не скажи, эти геи такие чувствительные...
Володя: (покачав головой) Неисправим... (к Хохляцкому) Паспорт покажи!
Хохляцкий: Зачем?
Володя: За надом! Не зли меня! (листает) Что так сильно хочется москалём заделаться? Ты же их ненавидишь, морда бандеровкая!
Хохляцкий: Какая морда?! Товарищ, что вы себе позволяете, это моя квартира!
Володя: (с громом и молнией) ЭТО МОЯ КВАРТИРА! ВСЕГДА БЫЛА И БУДЕТ!
Флейт: (нервно хихикнув из под стола) Вот теперь дядя, тебе точно пизда...
* * *
Лубгаков: По-моему неплохо, как думаете, коллега? Читайте!
Бездымный: Товарищ Сталин батя наш родимый
Который год нас мучает режим
Оковы жмут, репрессии голимые
И никакой надежды впереди!
Товарищ Сталин сука ты и падла
Когда же сдохнешь пидарюга ты
Засунуть бы в зад тебе огромный авокадо
Но, к сожалению, не знаю что это...

И с этим вы хотите идти к Сталину?
Лубгаков: А почему я? Пойдете вы в костюме чёрта!
Бездымный: Почему чёрта?
Лубгаков: Чтобы никто вас не узнал!
Бездымный: Так меня и так никто не знает! И почему вы ничего не написали про Консультанта, про Флейта, про Марфушку наконец?
Лубгаков: Вы идиот? Да меня в психушку сдадут!
Бездымный: Так вы и так тут!
Лубгаков: Уел...
* * *
Берёзовыйсоков: Товарищ, это 50 квартира?
Хохляцкий: А?! Не знаю я, я ничего не знаю! В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов! (убегает)
Берёзовыйсоков: Хм, странно... (стучит)
Флейт: Кто там?
Берёзовыйсоков: Товарищ, мне бы мага увидеть, что вчера в варьете выступал... Вы меня слышите?
Флейт: Кто там?
Берёзовыйсоков: Я в буфете работаю, дело у меня к нему!
Флейт: Кто там?
Берёзовыйсоков: Да никто! Открывай дверь, а то милицию позову!
Флейт: (открывает) Что ж вы, товарищ сразу про милицию не сказали, я-то думал чужой кто, а маг и чарогей вас давно ждёт.
Вот он в комнатке у камина задремал, вы пока его буданите, а я по делам отлучусь... (хихикая убегает)
Берёзовыйсоков: Товарищ маг, товарищ...
Володя: Ты ещё блин кто?! Не квартира, а проходной двор! Флейт, это что ещё за чмо нарисовался?
Флейт: Не могу знать, мусье, просочился! Выгнать?
Берёзовыйсоков: Но позвольте, вы мне должны, товарищ маг!
Володя: Я?! Тебе?! ДОЛЖЕН?!
Берёзовыйсоков: (смутившись) Ну не лично мне... Когда вы вчера в варьете раздачу слонов устроили, а после раздачу денег, некоторые несознательные зрители ими расплатились в буфете. Сегодня глянул в кассу, а вместо денег какие-то бумажки иностранные... Да вот взгляните...
Володя: Так это ж доллары, дурак!
Берёзовыйсоков: Не знаю я ни про какие далары, а вот недостачу попрошу возместить!
Володя: (уважительно) Ну наглец. Флейт, ты всё-таки был в варьете?
Флейт: Каюсь, мусье, не сдержался... Хотел на москвичей глянуть в последний раз...
Володя: Ну и как?
Флейт: (пожав плечами) Пидарасы, сэр.
Берёзовыйсоков: Кхм, так как насчёт возместить?
Володя: Слушай, как там тебя, Фока Андреич, вот нахрена тебе это всё?
Берёзовыйсоков: В смысле?
Володя: Ну ведь нет никакой недостачи, это ты сам этикетки от водки в кассу положил, а когда с утра настающую валюту увидел, забздел и решил с бедного фокусника выгоду поиметь. Вот и спрашиваю: Нахрена это тебе нужно было?
Берёзовыйсоков: Я не п-понимаю...
Флейт: Чего ты там не понимаешь, гнида нэпмановская! Ты ж падла столько наворовал на осетрине второй свежести, что на две жизни хватит и домик в Сочи! Но тебе же всё мало, пидарюге, простите мусье...
Володя: Ничего...
Флейт: Ну вот подохнешь ты на следующей неделю от разрыва прямой кишки и куда эти деньги? Родственников у тебя нет, про тайник в печке никто не знает, вот и сгорит всё тобой честно наворованное синим пламенем, когда следующие жильцы вселятся в твои хоромы. Кстати крепкая советская семья, он инженер, она учительница, вот, правда, ребенок у них стилягой вырастит, ну это уже другая история... Ну чего глазами хлопаешь? Спросить чего хочешь?
Берёзовыйсоков: П-почему от разрыва... к-кишки?
Володя: (усмехаясь) Тебя только это заинтересовала во всей этой истории? Ну, изволь, насколько я помню, вам там амурского тигра завезли намедни? Вот он и вырвется из клетки, которую «случайно» не закрыл обсчитанный тобой дрессировщик Петровский. Обидел ты артиста, голуба, обсчитав его на сто рублей, вот и выйдет тебе это боком...
Флейт: Ну не совсем боком, хе-хе, чуть прямее...
Берёзовыйсоков: (вздыхая) Как я понял, денег мне не видать...
Володя: Понятливый...
Берёзовыйсоков: Что ж, в следующий раз я приду уже с милицией...
Володя: Флейт...
Флейт: Чо?
Володя: В очо! Расплатись с ним и спусти с лестницы, только милиции мне тут еще и не хватало! И где Марфушка?!
* * *
Сталин: Так что по ЦУМу, Лаврентий? Не пора ли закрывать это безобразие?
Берия: Сейчас это не представляется возможным, товарищ Сталин! Такой резонанс по всему миру. Несколько дней это главная новость всех капиталистических газет. В советских газетах рекламы больше не было, мы, как могли максимально засекретили этот инцидент, но слухи... Ну и сами видите, очередь уже два раз Кремль огибает...
Сталин: Вот именно! Совершенно невозможно работать! Хоть обратно столицу в Ленинград переноси! Что узнали про Володю?
Берия: Так и есть его рук дело, точнее его дружка Кожаного Флейта, его подпись под всеми учредительными документами стоит. Даже известен адрес, где он прописан с недавнего времени: Большая Садовая, д. 10, кв. 50
Сталин: И?
Берия: Посылали людей, но квартира нежилая...
Сталин: А Володя?
Берия: Этот как всегда на вторых ролях. Также непонятно почему он через столько лет снова всплыл в Москве. Последний раз в хрониках его визит упоминался в связи с пропажей библиотеки Ивана Грозного...
Володя: Он и туда руку приложил... Что и нет шансов взять его живым и допросить?
Берия: Так брали и допрашивали! И даже расстреляли! А вот погляди он опять всплыл, как то говно...
Сталин: Вот что, товарищ Берия, я подписал указ и с сегодняшнего дня легализую проституцию в СССР...
Берия: Но товарищ Сталин!
Сталин: Если нельзя остановить этот блядский процесс то партия большевиков должна его возглавить! Компетентные товарищи уже ищут в трудах Маркса и Ленина соответствующие цитаты, одобряющие и поощряющие этот момент. В конце концов кто мы такие чтобы сдерживать естественный порыв советского человека расслабится после трудового дня в обществе женщины легкого поведения, и ни какой-то подзаборной шалавы, а спортсменки, комсомолки, красавицы наконец и может даже члена партии.. в перспективе... И кто нам запрещает, когда в момент, кхм, расслабления, товарищ женщина легкого поведения прочтет лекцию об угнетаемых капиталистами товарищей негров или о вреде педерастии на неокрепшие подростковые умы, не мне вам объяснять, товарищ Берия
Берия: (смутившись) Ну, Коба, это когда было...
Сталин: Собственно это уже решенный момент. ЦУМ мы по любому прикроем, организовав сначала по всей Москве а потом в крупных советских городах Дома терпимости. Старорежимный опыт вам в помощь. Велосипед не будем изобретать. С этим разобрались. Теперь с Володей... Меня терзают смутные сомнения, что сей господин уж очень охоч до книжных редкостей, так почему бы не дать их ему?
Берия: Я не понимаю, товарищ Сталин...
Сталин: Поройтесь в Гохране и подберите ценные и редкие экземпляры и дайте рекламу в газетах... ну допустим о букинистической выставке, Володя мимо этого точно не пройдёт...
Берия: Гениально, Коба!
* * *
Володя: Швецова?! Что это на тебе? Что за цепи?! И сиськи свои обвисшие прикрой, бесстыжая! Ты же следователь прокуратуры, в конце концов!
Марфушка: Но мусье, я Марфушка...
Володя: Тьфу, чёртовы киношники... Но это не отменят вопрос, почему ты так одета?!
Марфушка: Так с бала я, мусье! Ах это было так чудесно, правда я так и не поняла зачем нужно было туда лететь со шваброй в заднице...
Володя: Какой ещё нахрен бал, какая швабра?! Ты мне тут золушку не валяй?! Флейт, опять ты?!
* * *
Володя: Я пригласил вас, господин и дама, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие: Вы все в край охуели, особенно это касается тебя Флейт!
Флейт: Виноват-с, мусье, исправлюсь!
Володя: Мы вторую неделю торчим в этой проклятой квартире, точнее я торчу, вы-то шляетесь, где только можно и делаете всё что хотите, всё, кроме нашего главного дела, ради которого мы собственно все здесь и находимся!
Флейт: Вы про рукопись, мусье?
Володя: Про неё, чтоб ей сгореть синим пламенем!
Флейт: Так она и сгорела!
Володя: Да щас! Чтобы это графоман сжёг свои поганые писульки?! Да он скорее удавится!
Флейт: Так почему нам просто не войти в дурдом и не отобрать у Лубгакова её? Перед этим как следует наваляв ему?
Володя: Нельзя, этот сукин сын должен сам её отдать, добровольно. Чёрт, я уже не знаю, что и придумать ещё! И кнут, и пряник уже испробовал, но этот писака ни в какую не хочет с ней расставаться...
Флейт: А давайте Москву спалим, как тогда в 1812? Вот потеха была! Всё сгорит заодно и рукопись!
Володя: Фу, Флейт, шутка два раза подряд? Ты ли это?
Флейт: Виноват-с, не подумал... А что мы вообще насаемся с этой писаниной, что там такого написано особое?
* * *
Бездымный: Всё стесняюсь спросить, а что такого в этой рукописи, что консультант так её хочет заполучить
Лубгаков: Да я сам голову сломал, обычный рассказ. Называется «Иосиф Виссарионович меняет профессию», написан как сценарий к спектаклю. Суть такая: Иисус попадет в современную Москву, а Сталин наоборот попадает во времена Христа. Но так как Иисус очень похож на Сталина, то он становится генеральным секретарем ЦК ВКП(б) тогда как Сталина все принимают за мессию и распинают. И всё это с шутками- прибаутками, с песнями и плясками, ну как я умею... Вот только после первой же премьеры пьесу запретили а я... а я в костюме белки сбежал из ТЮЗа где её ставили... Вот до сих пор и бегаю...
Бездымный: А консультант?
Лубгаков: Он уже позже объявился... Ну так кто понесёт письмо Сталину? Сразу говорю мне нельзя, он почему то на меня очень сердит...
* * *
Власик: Товарищ Сталин...
Сталин: Чего тебе, Власик? Опять насчёт белки таскающей мне анонимки на рабочий стол?
Власик: Но товарищ Сталин, была же белка, меня и врачи осматривали, здоров я!
Сталин: Ну верю, верю, сам видишь что творится, тут уже и в белку говорящую поверишь... Ну что у тебя...
Власик: Вот пакет... чёрт принёс...
Сталин: (с подозрением) Говоришь, проверялся у врачей?
Власик: Ей богу товарищ Сталин! Чёрт, с рогами и хвостом! Спросите у охраны, не только я его видел в этот раз!
Сталин: Власик, ты начальник моей охраны или кто?! Почему здесь шастают посторонние... черти и белки?! Что в пакете?
Власик: Письмо товарищ, Сталин, вам лично...
Сталин: (в сторону) Ну если это опять стихи про то чтобы засунуть в мой зад очередной фрукт...
Власик: Не могу знать, товарищ Сталин, написано вам лично, по инструкции не положено читать!
Сталин: (читает про себя) Что такое авокадо, не знаешь?
Власик: Никак нет, товарищ Сталин!
* * *
Флейт: Мусье, я держу его за хвост! Он хотел в форточку залезть да застрял! Не зря мы его всю ночь тут караулили! Ну теперь никуда не денешься, пидарюга! Отдавай рукопись! Тю, да это не он...
Володя: Теряешь хватку, Флейт, чёрта от белки отличить уже не можешь... Да отпусти ты его. Что ж вы Николай Иваныч пошли на поводу у психического?
Бездымный: В смысле?
Володя: А вы разве ещё не поняли что Лубгаков на почве своей ненависти к советской власти и лично Сталину сошёл с ума? Или того что он уже два года ходит не снимая костюм тюзовской белки и пишет стихи про то как желает засунуть что нибудь экзотическое в задницу генеральному секретарю ЦК ВКП(б) вам показалось недостаточным чтобы заподозрить в нём ненормального?
Бездымный: Ну да сперва это мне показалось... странным... Но так то он вполне здраво рассуждает... советы разумные давал...
Володя: Это типа того чтобы пробраться в костюме чёрта в Кремль с письмом к Сталину?
Бездымный: Ну да, хотя сейчас мне это кажется... не очень разумным...
Володя: Уж поверьте мне, Николай Иваныч, Лубгаков великий манипулятор людьми и с годами это будет только усугубляться. Многие будут очарованы его писаниной, за которой скрывается обычный озлобленный на весь мир спятивший аферист...
Лубгаков: Не слушайте его, Бездымный! Его устами говорит отец лжи! Боритесь!
Флейт: Петух закукарекал заместо Авроры! Поди подмойся,Маня!
Володя: Флейт, чёрт!
Флейт: Виноват, мусье, вёрткий гад оказался, а хвост хлипкий...
* * *
Лубгаков: А вы молоток, Николай Иванович. Смогли уйти! Я в вас не сомневался! Надеюсь вы не поверили ему?
Бездымный: Ну осадок конечно остался... Вы точно тут добровольно находитесь?
Лубгаков: (грустно) Эх, Бездымный, вот и в вас этот демон посеял зёрна сомнения. И не поспоришь... Я ведь действительно два года не снимаю этот костюм... И всё потому что я не Лубгаков (снимает костюм)
Бездымный: (осторожно) А кто, простите?
* * *
Берия: А что такое авокадо?
Сталин: Вот вы и выясните! Я не могу всего знать!
Берия: Я выясню, товарищ Сталин!
Сталин: И в конце концов поймайте этого злостного анонимщика которые уже второй год шлёт мне эти пасквили в стихах! Разве это так трудно?!
Берия: Поймаем товарищ Сталин!
Сталин: И ещё Лаврентий, как движутся поиски этого бумагамараки, Булгакова кажется?
Берия: Лубгакова, товарищ Сталин. Мы почти напали на след!
Сталин: Постарел ты Лаврентий, постарел... Как вы могли его упустить тогда из ТЮЗа?
Берия: Не могу знать... просочился, товарищ Сталин!
* * *
Бездымный: Товарищ Сталин?!
Лубгаков: (уныло) Удивлены? Не вы одни...
Бездымный: Я ничего не понимаю, но тогда в Кремле...
Лубгаков: А в Кремле уже два года сидит самозванец! Иисус из Назарета! Неужели я так похож на него?! Как можно было принять сына божьего за сына сапожника?!
Бездымный: Но вы и вправду очень похожи... вот только голос...
Лубгаков: Голос?! И вас интересует во всей этой сумасшедшей истории, только то почему я больше не говорю с грузинским акцентом?! А вы хоть знаете через что мне пришлось пройти! Меня ведь там, между прочим, реально распяли! И это когда я почти достиг своей первичной цели, стал генеральным секретарем иерусалимской партии жидобольшевиков! Но этот меньшевик Иуда оказался хуже Троцкого! Продать своего лидера за 30 сребреников! А Пётр?! Эх, верить, в наше время, нельзя никому, Бездымный, даже себе... Мне - можно! Хе-хе...
Бездымный: Но раз вы настоящий Сталин, то где Лубгаков?
Лубгаков: (ухмыляясь) А вы как думаете? Там же, в первом веке от рождества генерального секретаря всееврейского центрального комитета бедноты Иосифа из Назарета... Строит светлое будущее на стройках иудаизма.
Доктор: А что здесь собственно происходит? Вы почему оба не в палате? Отбой уже два часа назад был! Бездымный, Лубгаков!
Бездымный: Доктор, вы не понимаете это же Сталин!
Доктор: И что? У нас их по три штуки на этаже. Вот Наполеонов наоборот недостача. Повторяю вопрос вы почему не палатах?
Бездымный: Товарищ Сталин, почему вы молчите?
Сталин: (печально) Не мечите бисер перед свиньями, коллега. Я не собираюсь больше унижаться перед этим гоем в белом халате! (гордо забирает костюм и уходит)
Доктор: Что и вас он заболтал, Бездымный? Понимаю. Я сам увлёкся этой его историей, со сменой профессии, даже диссертацию год назад набросал про этот уникальный случай. Вот только побоялся кому либо показывать... Чревато, знаете ли...
Бездымный: Так что получается, это всё-таки Лубгаков?
Доктор: Он самый, неудавшийся писатель и глубоко несчастный больной человек, живущий в только ему понятном мирке.
Бездымный: Но что с ним случилось?
* * *
Володя: Ну и что мы имеем на данный момент кроме хвоста от костюма чёрта?
Флейт: СССР приняли во Всемирную Лигу Сексуальных Реформ.
Володя: Я про рукопись, дебил! Флейт не будь дураком, нас же развоплотят, если мы так и не сможем её добыть!
Флейт: Се ля ви, мусье! Я всё таки предлагаю брать штурмом дурдом, у меня тут есть прикормленные матросики на пенсионе так им не впервой, ещё Зимний дворец брали. Цена вопроса две бутылки самогона.
Володя: Если бы это было так просто... Ну не могу я ходить по той же земле что и Святой! Меня корёжит!
Флейт: В смысле, Святой? Что-то я совсем запутался, мусье, кто Святой - Лубгаков?
* * *
Бездымный: Надо же а я ему почти поверил...
Доктор: (вздыхая) Не вы один, он многих тут смутил... Пришлось даже к делу его привлечь, чтобы он отвлекался от своего сумасшествия, какая никакая а трудотерапия... Кстати хорошая новость для вас, Николай Иваныч, выписывают вас завтра, вы уж постарайтесь больше спиртным не злоупотреблять. Сами видите к чему это может привести. Спокойной ночи...
Бездымный: И всё таки кое что не сходится во всей этой истории, если Лубгаков обычный сумасшедший, что от него нужно Консультанту?
Володя: Николай Иваныч! Сделайте одолжение выгляните в форточку! Я только поговорить, ничего больше, клянусь!
Бездымный: Помяни чёрта... Чего вам?
Володя: Вы уж извините, что мы вас в эту историю впутали и друга вашего того... Но вы же должны понимать над нами своё начальство, а мы лишь винтики в этом большом и сложном механизме, каждый делает своё дело, порой и не желая этого!
Бездымный: Короче! Я спать хочу!
Володя: Поверьте, если бы я мог просто войти и отобрать рукопись у Лубгакова я так и сделал! Но и у меня есть правила, которые я не могу нарушить. Я не могу ходить по одной земле со Святым. Если бы он позволил, или хотя бы был в неведение, так ведь он меня искренне ненавидит, более того считает виновником всех своих бед! А это вовсе не так, поверьте!
Бездымный: Он мне этого не говорил... Постойте, а почему вы считаете его святым?
Володя: Может мы поговорим в более спокойном месте? Я вам подробно опишу возникшую проблему и способы её разрешения, этим вы спасёте много жизней и свою в том числе!
Бездымный: Это угроза?!
Володя: Ни в коем случаи, просто, кхм, как бы это поделикатнее выразиться, моё начальство привыкла свои проблемы решать быстро и радикально, оно может просто уничтожить Москву, если рукопись не попадёт к ним...
Бездымный: Да чёрт возьми, что такого в этой рукописи!
Володя: Это... длинная история... Ну как насчёт поговорить в тихом уютного месте, а то меня признаться уже насморк от ваших сквозняков...
* * *
Флейт: Николай Иваныч, дорогой вы мой человек, а мы вас заждались!
Марфушка: (заискивающе) Здрасте...
Флейт: А вот и хвостик ваш, в смысле от костюма чёрта, нам чужого не нать!
Володя: (сквозь зубы) Флейт!
Флейт: Нет ну правда нахрена он нам...
Володя: Скройся с глаз! Пожалуйте ко столу, Николай Иваныч, вино какой страны предпочитаете в это время суток?
Бездымный: Да я собственно в завязке... Мне бы минералки без газа...
Володя: Марфушка, боржоми гостю (шепотом) и сиськи прикрой, сколько раз говорить!
Марфушка: (надувшись) А Мастеру нравилось...
Бездымный: (ёрзая) Хотелось бы быстрее покончить... с этим делом...
Володя: Сам спешу, любезный Николай Иваныч... А вот и боржоми, вы пейте, пейте... С чего бы начать (откашливаясь) В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца ирода великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат...
* * *
Берия: Товарищ Сталин!
Сталин: Что, опять письмо?!
Берия: Никак нет, нашли Лубгакова!
Сталин: Где?
Берия: Вы не поверите, всё это время он прятался в психлечебнице! Врача, который покрывал его уже арестовали.
Сталин: Отлично! Надеюсь, его не сильно помяли при задержании?
Берия: Кого, врача?
Сталин: Лубгакова! Не тупи, Лаврентий!
Берия: Так это... не смогли его задержать...
Сталин: Что, опять просочился?!
Берия: Никак нет, видите ли, товарищ Сталин, просто мы не знаем, как он выглядит...
Сталин: Ты издеваешься, Лаврентий?! Есть же фото в деле!
Берия: Так-то оно так, просто... Мистика, товарищ Сталин, другого слово не подберёшь!
Сталин: Ты мне прекращай чертовщиной все свои неудачи объяснять. Что на этот раз?!
Берия: Да вроде как получается... и нет у него лица... Он похож... на всех... даже на вас... В основном конечно на вас, товарищ Сталин...
Сталин: Хватит, дурочку валять, что значит на меня?! Видел я его как тебя вблизи, он скорее на Керенского похож, если его в платье переодеть... Да на Гитлера он больше похож! Он что усы отрастил?
Берия: (разводя руками) Мистика, Коба..
Сталин: Всё понятно с тобой... Власик! Едем в психлечебницу!
Власик: Слушаюсь, товарищ Сталин!
* * *
Володя: Наутро он просыпается молчаливым, но совершенно спокойным и здоровым. Его исколотая память затихает, и до следующего полнолуния профессора не потревожит никто. Ни безносый убийца Гестаса, ни жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтийский Пилат. Конец... Ещё боржоми?
Бездымный: Хм, спасибо нет... Я извиняюсь, а зачем вы мне это всё прочли, и какое я имею отношения ко всему этому...
Володя: Видите ли, уважаемый Николай Иваныч, наша вселенная.. как бы это сказать попроще... столь.. эм... необъятна, что в ней могут происходить просто невероятные вещи!
Бездымный: Есть многое Горацио на свете...
Володя: Вот-вот! Но то что случилось здесь и сейчас воистину непостижимо! Один человек полностью переписал законы этой Вселенной, вот так походя, сидя на старом, унитазе производства Кременчугского завода замочно-скобяных изделий!
Бездымный: Этот человек... Лубгаков?
Володя: ДА! Будь он тысячу раз проклят, с его проклятым талантом! Ну кто его просил писать эту идиотскую рукопись «Иосиф Виссарионович меняет профессию»?! Ему хихоньки да хаханьки, а в итоге этот чёртов город, да что город, все мы с этой чёртовой вселенной можем исчезнуть к чёртовой матери!
Флейт: Мусье, ваши лекарства...
Володя: Спасибо, Кожаный... Так на чём я остановился?
Бездымный: Исчезнуть к чёртовой матери...
Володя: (снова распаляясь) Вот именно! Он же вам рассказал, про что эта пьеса? А это именно пьеса!
Бездымный: В общих чертах. Как Сталин меняется с Христом местами...
Володя: Ах, вот так просто меняется местами! Слышал, Флейт?
Флейт: (высовываясь из-за двери) Ну дак...
Володя: Брысь! Это был риторический вопрос! Я не знаю, как это получилось, но всё что написано в этой пьесе сбылось! И Сталин попал в нулевой век от рождества Христово, а Христос, соответственно, попал в современную Москву!
Бездымный: Не может быть?! То есть СССР сейчас руководит... Иисус Христос?!
Володя: Проняло?! А?! Два года уже как Иисус возглавляет самое крупное на планете государство рабочих и крестьян и никто этого не замечает. Да бог с ним Христом, моё начальство это бы как нибудь пережило, но... вы слышали об эффекте бабочки?
Бездымный: (неопределенно) Ну...
Володя: Ах, да у вас ещё до этого не дошли, если по-простому: Нельзя вмешиваться в историю! У нас на это строжайший запрет!
Бездымный: (осторожно) У вас это в аду?
Володя: В смысле?
Бездымный: Но вы же... дьявол?
Володя: С чего вы взяли? Я учёный! Исследователь! Профессор Володя Владимир Иванович! Флейт, ты слышал, нас тут оказывается за чертей принимают!
Флейт: (высовывается из-за двери) Дикий народ... Разрешите представится доцент Музыкантов, (вытаскивая за шкирку Марфушку) а это тоже наш младший... научный сотрудник...
Володя: Прекращай, не время!
Флейт: Ну ладно, пошутил, Марфушка просто шалава местная, наш спящий (за деньги) агент.
Бездымный: То есть вы учёные?
Володя: Да, хрононавты - корректировщики.
Бездымный: Хроно...
Володя: Корректируем историю...
Бездымный: Значит бордель в ЦУМе...
Володя: (смутившись) Кхм, видите ли, Николай Иванович... У нас, в некотором смысле, есть свобода действия, некий лимит на так скажем... эксперименты... Это нужно чтобы хрононавты окончательно не сошли с ума. Были, знаете, инциденты... Вот так мы... кхм... шутим порой.... мда...
Бездымный: И с Белиусом тоже шутка?!
Флейт: А что такого? Можно подумать, что вам не понравился трюк с яйцами!
Бездымный: Ну да было забавно. А учитывая, что я ему должен был, то и шут с ним.
Флейт: (хлопая по плечу) Вот это по-нашему, сработаемся!
Бездымный: Так что требуется от меня?
Володя: Николай Иваныч, дорогой, делайте что хотите, умоляйте, упрашивайте, угрожайте но добейтесь того чтобы рукопись в конце концов оказалась у вас!
Бездымный: Но меня выписывают завтра, точнее сегодня уже...
Володя: Миленький Николай Иванович надо, очень надо! А я вам подскажу пару трюков как это сделать!
Бездымный: Ну я попробую...
Володя: Кстати рукопись он всё это время прятал в заднице.
Бездымный: Где?!
* * *
Доктор: Не погубите, ваше сиятельство!
Сталин: Ты сдурел?! А ну встать, с колен! Это ты Лубгакова покрывал?
Доктор: Не я, товарищ Сталин, он сам приходит! Когда хотел приходил и уходил из больницы! И охрана никак его поймать не могла!
Сталин: Слышал Власик, вот и выяснили что это за таинственная белка, осталось поймать чёрта. Где чёрт, доктор?
Доктор: В смысле, чёрт...
Сталин: Не тупи, тот, кто прятался в костюме чёрта! Костюм мы нашли, так где этот спец по авокадо что ходил в нём?!
Доктор: Спец по чему? Товарищ Сталин не знаю я! Я по медицинской части!
Сталин: Теперь главное! В глаза смотреть! Где Лубгаков! Где эта спятившая белка! Не мог он уйти, больница окружена ОСНАЗом в три ряда!
Лубгаков: Здравствуй, Иисус...
Сталин: Все вон! Ну, здравствуй... Мастер... давно не виделись... На, сука! (бьёт тому по морде)
* * *
Лубгаков: Как говорится если тебя ударили по одной щеке… Полегчало?
Сталин: Не юродствуй! Скажи спасибо, Власику не сдал, вот кто на тебя по настоящему зол, над ним все его подчиненные за спиной смеются после той истории с белкой. Кстати, зачем это тебе нужно было?
Лубгаков: Ты ищешь логику в поступках сумасшедшего?
Сталин: Ну да, кого я спрашиваю. Ну и как будем решать нашу проблему?
Лубгаков: Не нашу, а вашу…
Сталин: Не зли меня, Мастер! Как мне вернуться обратно в моё время!
Лубгаков: А чем тебе здесь не нравится?
Сталин: Издеваешься? Одно дело нихрена не делать ездить на осле по курортам Израиля да лапшу вешать нескольким десяткам доверчивых идиотов! А тут их целая страна! И все смотрят в рот! И готовы выполнить любой приказ! И выполняют! Тут и святой развратится! Слушай, ну верни меня обратно, а? А я тебя главным писателем страны сделаю вместо Горького!
Лубгаков: И кто вместо тебя будет править страной?
Сталин: А не один хрен кто, тебе же насрать на СССР!
Лубгаков: Уел…
* * *
Власик: Товарищ Сталин, тут пришёл некто Бездымный с повинной...
Сталин: Это ещё кто?
Власик: Судя по фигуре и по найденному у него в вещах хвосту именно он и был в костюме чёрта...
Сталин: А-а, так это твой дружок психованный...
Лубгаков: Ну не такой уж он мне и друг, так, знакомец по палате.
Сталин: А ну давай сюда этого чертилу.
Бездымный: Здрасте...
Сталин: Здравствуй, здравствуй чёрт мордастый... Ну и что скажешь в своё оправдание?
Бездымный: (вздохнув) В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой....
* * *
Бездымный: Ни безносый убийца Гестаса, ни жестокий пятый прокуратор Иудеи всадник Понтийский Пилат. Конец...
Сталин: И что это сейчас было?
Бездымный: Эту книгу написал двойник Лубгакова из параллельной вселенной. Называется «Мастер и Маргарита»
Сталин: Какая книга, ты только два предложения и сказал!
Бездымный: Звиняйте, память у меня уже не та... Уж что запомнил...
Сталин: Ты вроде с повинной пришёл?
Бездымный: Да-да, каюсь, чтo не пo сoбственнoй вoле, а пo принуждению князя Милoславскoгo, временно являлся исполняющим oбязаннoсти царя...
Сталин: Какoгo царя?! И ты царь?!
Бездымный: Ну да царь, Иван Васильевич Грoзный...
Лубгаков: Лжешь, сoбака! Аз есмь царь! (дерутся)
Сталин: А ну прекратить! Психи, вы что тут за балаган устроили?!
Э, ты куда, придурок?! Там же третий этаж! Ну реально психичский!
Лубгаков: Держите Милославского! Он выкрал рукопись...
Сталин: Два идиота...
* * *
Бездымный: (сердито) Вот ваша рукопись, надеюсь вселенная спасена я могу быть свободен?
Володя: Вы наш спаситель, Николай Иваныч! Проблем не было?
Бездымный: Да какие проблемы, кроме тех, что из за вас я побывал в психушке, поссорился толи со Сталиным толи с Христом, а скорее всего с обоими, меня ищет милиция, врачи и ОСНАЗ. Впору идти и в Москве реке топится, а так какие проблемы...
Володя: Ну будет вам, Бездымный вы спасли несколько миллиардов человек, к тому же всё равно когда мы отсюда улетим вы всё забудете и будете жить по прежнему, дуть своё любимое пиво и писать стихи.
Бездымный: Нахрен стихи! Да я и строчки больше не напишу. Вот что вы бы ту книжку оставили... Булгакова. Запала она что-то мне....
Володя: Не положено, Николай Иваныч
Флейт: Да оставь ты ему, профессор. Мы тут такого наворотили, что всё равно отвечать придётся перед Советом, а мужик аж поседел от наших шуток. Слушай, а может и Марфушку ему оставим?
Володя: А вот это можно, терпеть не могу Ковальчук.
Флейт: Вот и решили. Кстати и квартирку на вас мы уже оформили, как договаривались, задним числом, хе-хе. Владейте.
Бездымный: (хмуро) И на том спасибо.
Флейт: Ну, марш вперёд труба зовёт!

Эпилог


Понтий Пилат: (на Луне) Володя, сукаааа!

Апрель 2020
Рейтинг записи:
5,0 - 0 отзывов
Нравится0
Поделитесь записью с друзьями
Никто еще не оставил комментариев – станьте первым!
Реклама
Наверх